Эксперт предложил способ борьбы со смертельным суррогатным алкоголем

Стоимость входа в легальный алкогольный бизнес в России слишком высока. И это толкает предпринимателей уходить в “серый” рынок, считает руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики, председатель Национального союза защиты прав потребителей Павел Шапкин.  Фото: iStock 0 Так, для виноделов в России лицензия на производство стоит 800 тыс. рублей, для фермерских хозяйств – 65 тыс. рублей. А чтобы легально производить водку, за лицензию нужно заплатить 9,5 млн рублей. Если вдруг предприниматель ошибся, заполняя заявление на выдачу лицензии, эта госпошлина не возвращается – нужно заново платить 9,5 млн рублей. И на каждый вид крепкого алкоголя (водка, коньяк) должна быть отдельная лицензия. Кроме того, предприятию нужно иметь минимальный уставный капитал в 50 млн рублей. Также необходимо иметь собственную лабораторию, помещение для производства, соответствующее жестким требованиям.

С другой стороны, на цену производителей давит торговля. А в крепком алкоголе основная конкуренция – в низком ценовом сегменте. "Торговые сети снимут три шкуры и утрамбуют по цене как следует. Получается, первоначальных вложений у бизнеса много, а прибыли почти нет", – поясняет Шапкин.

Если бы была возможность работать легально при меньших первоначальных затратах, мало кто захотел бы уходить в "серую" зону, уверен эксперт. Нужно снизить стоимость лицензии до уровня винодельческой продукции, считает Шапкин. Например, в Европе существуют экспериментальные, мелкие производства. И такая эксклюзивная продукция ценится на рынке.

Попав в "серую" зону, предприниматели покупают "серое" сырье для производства алкоголя. И здесь есть риск нарваться на метанол, который по вкусу, запаху и цвету не отличается от этанола. Национальный союз защиты прав потребителей в августе этого года предложил установить в законе о производстве и обороте алкоголя требование об обязательной денатурации спиртосодержащей непищевой продукции, изготовленной из метилового и (или) изопропилового спиртов с содержанием их более 15% объема готовой продукции. Для денатурации было предложено использовать сверхгорькое вещество – диатониум бензоат (битрекс) в минимальной концентрации. Законопроект был отправлен на имя премьер-министра Михаила Мишустина.

По словам Шапкина, в аппарате правительства обращение Союза отправили на рассмотрение в Минздрав, Минпромторг, Роспотребнадзор, Росалкогольрегулирование. Но в Минпромторге и Минздраве предложения Союза не нашли поддержки.

"Добавление в метанол посторонних добавок приведет к потере товарных свойств и невозможности использовать его в большинстве технологических процессов. Денатурация метанола веществом Bitrex приведет к увеличению содержания аммиака и аммиачных соединений что, в свою очередь, связано с риском утраты рынков сбыта в том числе прекращение экспорта, который по оценкам составляет более 1,5 млн тонн метанола в год", – ответили Союзу в Минпромторге (ответ есть у "РГ").

В Минздраве Союзу сообщили, что ведомство поддерживает меры по предотвращению отравлений метанол- и изопропанолсодержащими жидкостями и готов рассмотреть законопроект, но только после его доработки, поскольку предложенные изменения "не достигают целей".

Емкость всего нелегального рынка алкогольной продукции в России составляет около 700 млн литров. А алкоголя с метанолом – не более нескольких сотен литров, ранее оценивал "РГ" директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз. По его мнению, около 90% погибают не от качества алкогольной продукции, а от объема употребления. При этом в легальной рознице или общепите процент суррогата стремится к нулю.

Ранее стало известно о том, что число погибших от отравления суррогатным алкоголем в Оренбургской области выросло до 32 человек. В общей сложности от контрафактной водки пострадали 64 человека. В крови у всех обнаружен смертельный яд метанол в высоких дозировках.