В США поваров вытесняют машины, а в России к роботизации готовы не все

В США поваров вытесняют машины, а в России к роботизации готовы не все

Робот приготовит и обслужит

Недалек тот день, когда в ресторане клиенты больше не увидят привычных официантов и шеф-поваров – приготовленные роботами-поварами кушанья им к столикам будут подавать автономные механизмы. Как сообщил телеканал CNBC, именно по такому пути ускоренно идет ресторанная индустрия в США. Применение "умных машин" в сфере общепита выходит дешевле и удобнее для владельцев заведений, чем услуги традиционной рабочей силы. Тем более, с ней в Штатах возникает все больше проблем, вызванных в том числе и пандемией.

Так, согласно данным Национальной ассоциации рестораторов США, сегодня примерно четыре из пяти американских ресторанов сообщают о нехватке персонала: с такой проблемой сталкивается 81 процент традиционных заведений общественного питания и 75 процентов предприятий фастфуда. Дюжина стартапов, захвативших к настоящему времени львиную долю рынка рестороботов, предлагают самые различные решения. Так, робот-салатница Sally от фирмы Chowbotics в течение короткого времени способна автоматически нарезать закуски из многочисленных ингредиентов. Настоящим развлечением для посетителей баров стал оснащенный искусственным интеллектом робот-бартендер Cecilia, который в течение 30 секунд готов смешать любой коктейль.

А любители пиццы уже имеют возможность оценить кулинарные таланты робота-пиццерии Picnic, в несколько раз ускоряющего процесс приготовления этого блюда. Серьезным подспорьем стали роботизированные официанты Matradee производства компании Richteh Robotics.

Железный официант на колесах умеет доставлять блюда с кухни на стол клиента 

И хотя футуристический помощник гостей обходится недешево (до 20 тысяч долларов за штуку), его автономности можно позавидовать – железный официант на колесах умеет сам открывать двери, оснащен системой предотвращения столкновения с человеком и готов по заложенным в его память цифровым картам доставлять блюда с кухни на прямо стол клиента. Не удивительно, что спрос на такие изделия растет – производитель заявляет, что каждую неделю подписывает договоры на пилотные программы для двух – четырех крупных сетей общепита.

А как у нас?

Пандемия и связанные с ней ограничения, а также дефицит дешевой рабочей силы из Средней Азии привели к росту рынка робототехники в России. Однако массовым явлением автоматизация производственных процессов не стала. Об этом "РГ" сообщила председатель правления Национальной Ассоциации участников рынка робототехники Алиса Конюховская.

"В стране около 200 компаний, которые занимаются промышленной робототехники, еще примерно столько же производятся и предоставляют услуги в области сервисной робототехники, – рассказала Конюховская. – Несмотря на пандемию, штат робокомпаний растет в среднем на 20%". При этом развитие индустрии ограничено двумя факторами. Во-первых, использование роботов в России стоит дорого в связи с невысоким уровнем оплаты труда. Заработная плата в России сейчас ниже, чем в Восточной Европе или Китае. Это удлиняет вдвое сроки окупаемости робототехнических решений при их внедрении в производственные процессы. С другой стороны, не хватает специалистов, способных разрабатывать, внедрять и обслуживать роботехнические комплексы, отмечает Конюховская. Сейчас запускаются различные образовательные программы, однако специалистов на рынке труда недостаточно.

Процесс внедрения роботов на фоне пандемии стал более активным, однако пока что не все российские предприятия готовы к роботизации. Не случайно уровень роботизации в России почти в 20 раз ниже, чем в среднем в мире. В России на 10 тысяч сотрудников в промышленности используются 6 роботов, когда в Южной Корее около 800. Среднемировой уровень роботизации – это 113 роботов на 10 тысяч сотрудников. Что касается России, то из более чем 70 миллионов работающих жителей нашей страны, сейчас в области робототехники заняты примерно 10 тысяч человек.

Подготовил Алексей Дуэль

Особняк Караваджо в Риме выставили на продажу, но запретили переделывать Текст: Нива Миракян ("Российская газета", Рим) Исторический особняк в центре Рима, неподалеку от знаменитых Виллы Боргезе и Виа Венето, с росписью Караваджо и фресками Гверчино будет выставлен на аукцион 18 января 2022 года. Стартовая цена лота составляет 471 миллион евро. Причем уникальное творение великого Караваджо само по себе может стоить до 300 миллионов евро.

В США поваров вытесняют машины, а в России к роботизации готовы не все

Главный вопрос, который интересует римлян, кто станет счастливым обладателем этой недвижимости, которая официально относится к объектам, представляющим исторический и культурный интерес, в соответствии с местным законом от 1939 года. Это означает, что, учитывая статус виллы, итальянское государство обладает правом преимущественной покупки в течение 60 дней с момента выставления ее на торги.

Так, к примеру, недавно это произошло с островом Галлинара, который чуть было не попал во владение сына украинского депутата Александра Богуслаева. В противном случае владение уплывет в руки частников, мечтающих о том, чтобы свод их роскошного жилища украшало бы детище гения Возрождения. Как пояснил “РГ” руководитель пресс-службы Главного управления г. Рима по археологии, изобразительному искусству и ландшафту Лука Дель Фра, это вовсе не означает, что новые владельцы смогут делать с уникальным объектом недвижимости все, что душе угодно, в отношении подобных активов установлено серьезное обременение.

“Любое вмешательство в отношении подобных “деликатных и драгоценных” активов должно быть согласовано и одобрено нашим управлением. Проще говоря, мы никому не позволим закрасить единственную роспись Караваджо белой краской или установить уродливые алюминиевые окна там, где раньше красовались позолоченные рамы”, – подчеркнул Дель Фра, на памяти которого владельцы исторических объектов, находящихся под охраной государства, пока еще не позволяли себе подобных вольностей, так как “они рискуют тем, что на место незаконного проведения работ будет наложен арест”.

Новые владельцы не получат право закрашивать роспись Караваджо белой краской 

По большому счету власти вступают в игру только тогда, когда проводятся несанкционированные действия в отношении так называемой “дворянской части” объекта. При этом чиновник пояснил, что при проведении ремонта в помещениях виллы, не имеющих культурной или исторической значимости (как правило к ним относятся кухня или ванная комната), новому владельцу “дается большая свобода” во время реконструкции.

А как у нас?

Андрей Степаненко, генеральный директор Российского аукционного дома:

– В России объекты культурного наследия защищены федеральным законодательством и местными региональными законами. Собственники таких объектов обязаны содержать их, соблюдая условия охранного обязательства, где прописан подробный перечень предметов охраны. Соблюдение охранного обязательства – неотъемлемое условие любых ремонтно-реставрационных работ, все они согласуются с госорганами охраны памятников. При продаже объекта культурного наследия покупателю вместе с правом собственности переходят все обязательства по его сохранению. Есть множество примеров удачной реконцепции таких объектов. В частности, в Санкт-Петербурге. Например, комплекс “Новая Голландия” усилиями частного инвестора превращен в общественное пространство, Никольский рынок преобразован в гостиничный комплекс. Сейчас под контролем федеральных властей реализуется глобальный проект реконструкции исторических комплексов в Кронштадте и на острове Котлин с целью создания туристического кластера “Остров фортов”. Планируется восстановление кронштадтских фортов и оборонительных сооружений и превращение острова военных моряков в туристический центр всероссийского значения.

Подготовила Марина Трубилина

В Китае приняли закон о домашнем воспитании Текст: Константин Волков Власти Китая приняли закон о домашнем воспитании, который требует сократить нагрузку на школьников. Документ, вступающий в силу с 1 января 2022 года, предписывает местным органам власти уездного уровня или выше уменьшить объем домашних заданий и внеклассных дополнительных занятий.

Родители, в свою очередь, также не должны чрезмерно нагружать детей учебой, оставляя им время для отдыха, развлечений и спорта. В частности, в школах на выходных теперь не должно быть дополнительных занятий, в том числе репетиторских, а праздники станут для учащихся выходными днями.

Такие шаги были предприняты из-за очень жесткой системы подготовки школьников в КНР, включая экзамены на всех уровнях обучения. От результатов экзаменов зависит дальнейшая судьба ученика, например, возможность поступить в престижный вуз, поэтому многие родители заставляют детей заниматься практически до изнеможения. Кроме того, расходы на обучение ложатся тяжелым бременем на бюджет семей.

Родители по закону также должны следить, чтобы у детей не развивалась чрезмерная зависимость от интернета. Ранее с этой целью было принято постановление, разрешающее детям и подросткам до 18 лет играть в компьютерные игры не более трех часов в неделю, с 20.00 до 21.00 по пятницам, субботам и воскресеньям, плюс – в дни официальных праздников. С этой же целью в приложении Douyin (китайская версия TikTok) вводится "молодежный режим" – дети до 14 лет могут использовать приложение не более 40 минут в день.

На рассмотрении сейчас находится законопроект, который обяжет родителей отвечать за проступки детей. "Неправильное воспитание – главная причина плохого поведения подростков", – отметил пресс-секретарь комиссии по законодательным вопросам при Всекитайском собрании народных представителей Чжань Цивэй.

А как у нас?

В России закона, регулирующего то, как родители занимаются воспитанием детей дома, нет. Никто сверху не отслеживает, сколько ребенок сидит за компьютером и сколько часов у него уходит на выполнение домашних заданий. Правда, по времени, которое дети могут проводить перед экраном, есть рекомендации Роспотребнадзора. Например, для начальной школы в день – максимум 45 минут в школе и 90 минут дома. А как на самом деле? По данным исследования Российской академии образования, еще до пандемии среднестатистический дошкольник проводил перед экраном около 24 часов в неделю. А пандемия только увеличила эти показатели. Только 12 процентов ребят сидят в гаджетах вместе с родителями. А более 80 процентов мам и пап никак не контролируют процесс.

По мнению члена экспертно-консультативного совета родительской общественности при московском департаменте образования и науки Татьяны Суздальницкой, инициативе китайских властей можно позавидовать: "В Китае очень последовательно ограничивают время, которое дети проводят за экраном, играя в компьютерные игры. Сейчас это не более пары часов в неделю. Там правильный курс на уменьшение нагрузки школьников. Ведь Китай – единственная страна, где домашку дети делают дольше, чем в России".

По мнению эксперта, в России китайский опыт пока невозможен: у нас другой менталитет и нет устоявшегося коллективного самосознания.

Между тем, с этого учебного года в российских школах начали действовать новые программы воспитания. Это закреплено на законодательном уровне – в поправках к Федеральному закону "Об образовании в РФ". И это важно. О воспитании и раньше говорилось в законе, но без какой-либо конкретики. Теперь же есть довольно широкий перечень мероприятий, прописанный в примерной программе. Здесь и социальные школьные проекты, и дискуссионные площадки, и спортивные праздники, и капустники. А еще – театры, музеи, выставки, совместные мероприятия с родителями.

Подготовила Мария Агранович

Музейщики устали от блокировок соцсетей из-за шедевров в стиле “ню” Текст: Екатерина Забродина Цензура в соцсетях вроде Facebook и TikTok стала настолько давящей, что музеи Вены в знак протеста открыли аккаунт “только для взрослых” на платформе OnlyFans. Там они смогут свободно выкладывать репродукции картин Шиле, Модильяни и Рубенса, не опасаясь блокировки за “обнаженку”. Об этом пишет The Guardian.

"Хотите полюбоваться формами на полотнах Эгона Шиле? Хотите разглядеть каждую черточку рубенсовской женщины? Хотите увидеть Венеру? Венера раздевается на OnlyFans", – гласит полушутливый ролик Венских музеев, созданный совместно с Советом по туризму австрийской столицы. Более ста лет назад художники прогрессивного объединения Венский сецессион провозгласили принципы свободного искусства. По иронии судьбы, потомкам приходится стыдливо прятать их шедевры от цензоров виртуального пространства.

Музейщики признают, что уже устали от ханжества соцплатформ, которые порой могут забанить не только работы современных фотографов и художников, но и произведения, давно ставшие классикой. Например, художественное собрание Альбертина не решается продвигать онлайн работы с нынешней выставки итальянского портретиста Амедео Модильяни, которые могут счесть слишком откровенными. Да что там Модильяни – в свое время досталось даже старому доброму Питеру Паулю Рубенсу. Модераторы "Инстаграма" сочли непристойными и "противоречащими принципам сообщества" его изображения обнаженной натуры. В 2018 году, на столетие со дня смерти Шиле, венский музей Леопольда буквально бился за право продвигать постеры с репродукциями экспрессиониста в Германии и Британии – там отказались размещать их на автобусных остановках, в метро и на фасадах зданий "без купюр".

Музейщики признают, что уже устали от ханжества соцплатформ

Отдельные части тела персонажей пришлось стыдливо прикрыть баннерами с надписью "Приносим извинения. Сделано 100 лет назад, но все еще слишком дерзко". А в этом году ролик того же музея с картиной "Любовники" Коломана Мозера был отклонен "Фейсбуком" и "Инстаграмом" как "потенциально порнографический". Апофеозом абсурда стало удаление "Фейсбуком" фотографии доисторической Венеры Виллендорфской. Статуэтку, которой более 25 тысяч лет, алгоритмы соцсети посчитали "порнографией".

Как вам это?

Дмитрий Озерков, заведующий Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа, руководитель проекта "Эрмитаж 20/21":

– Мне кажется, что любой запрет порождает ответную реакцию. Чем более пуританское общество, тем больше и резче запреты будут нарушаться. Конечно, именно музеи здесь находятся на передовой, так как именно художники и музейщики постоянно тестируют границы общества. Этот тест и есть культура.

Поэтому любое действие порождает взаимодействие. Когда мы показываем выставку современного искусства, всегда есть "за" и "против". И именно музеям общество делегировало право определить границы порока.

Подготовила Жанна Васильева

В Германии проверяют праворадикальные настроения в рядах полиции Текст: Екатерина Забродина В Германии социологи придумали необычный способ узнать о праворадикальных настроениях в рядах немецкой полиции. Анкеты и опросы далеко не всегда показывают правду (действительно, кто из госслужащих открыто признается в расистских взглядах?), ученые проводить исследования непосредственно в патрульных группах оперативников.

О новаторских методиках сообщил журнал Spiegel. По данным издания, почти каждая вторая федеральная земля ФРГ озаботилась подобными исследованиями. О росте радикализма среди немецких полицейских, а также военных много писали СМИ. За последние несколько лет в органах безопасности страны на разных уровнях было зарегистрировано 380 подозрений в правом экстремизме. В одном только МВД земли Северный Рейн-Вестфалия внутренняя проверка выявила 53 таких случая.

При этом министр внутренних дел страны Хорст Зеехофер до последнего сопротивлялся исследованиям в этой деликатной сфере, отмечает издание. И все же сейчас в Германии запущены два больших проекта по изучению проявлений дискриминации и расизма. Социологам поручено опросить онлайн 300 тысяч полицейских по всей стране. Так, в Нижней Саксонии сотрудники соцслужб будут сопровождать оперативников в их повседневной работе – выезжать с ними на вызовы, патрулировать улицы, осматривать места преступлений. А заодно, судя по всему, открыто слушать и анализировать разговоры правоохранителей. Этому же примеру хотят последовать Берлин, Тюрингия и Рейнланд-Пфальц. Совместная практика продлится десять месяцев..

А как у нас?

Юрий Жданов, генерал-лейтенант, президент российской секции Международной полицейской ассоциации:

– То, что происходит в Германии, – это охота на ведьм. Вместо того чтобы бороться с преступностью и держать в рамках приличия мигрантов, там тратят силы и ресурсы на то, чтобы знать, что полицейские о мигрантах думают и говорят. У нас много своей дури, но до такого мы не дойдем. К деньгам налогоплательщиков в России относятся более рачительно. А к сотрудникам правоохранительных органов – более уважительно. У нас давняя практика совместного патрулирования с дружинниками и казаками. Что касается социологического изучения во время патрулирования, то такого опыта нет, да он и не нужен. Это только повысит конфликтность. У нас с мигрантами тоже сложная ситуация, но фактов правового радикализма в полиции не было ни в одном из регионов.

Подготовил Михаил Фалалеев