Чем больше надежд на зеленую энергию, тем выше цены на ископаемые углеводороды

Чем больше надежд на зеленую энергию, тем выше цены на ископаемые углеводороды

Получится ли использовать “Северный поток-2” на полную мощность Текст: Сергей Тихонов Правила Евросоюза ограничивают для “Газпрома” возможности использовать “Северный поток-2” на полную мощность – 55 млрд кубометров газа в год. Компания сможет прокачивать по маршруту не более 27,5 млрд кубометров. Но любое правило можно или обойти, или начать соответствовать ему. Есть такая возможность и у экспорта российского газа.Газовая директива ЕС ограничивает до 50% возможность использования трубопровода для его владельца. В случае с “Северным потоком-2” – это “Газпром”, и он же является единственным экспортером нашего газа по российским законам. Но у нашей страны есть несколько вариантов, как можно обойти это требование ЕС.

Применение этого правила к российскому газопроводу оспаривается оператором его строительства – компанией Nord Stream AG в европейских инстанциях. Правда, пока безуспешно. Позиция компании логична. Задержка в строительстве произошла не по вине участников проекта, а из-за политических решений США, страны, не имеющей никакого отношения к газопроводу. Поправки в газовую директиву вступили в силу 23 мая 2019 года, когда газопровод был завершен с точки зрения финансового обеспечения.

Применение обновленной газовой директивы ЕС к “Северному потоку-2” в этом случае противоречит принципу о защите инвестиций. В проект было уже вложено несколько миллиардов евро, когда Еврокомиссия объявила о своем плане изменить правила. Но эксперты признают, шансы компании добиться справедливости в суде невелики.

Другой вариант более изящный. У России есть возможность даже не обойти газовую директиву ЕС, а ей соответствовать, считает доцент Финансового университета при правительстве РФ Валерий Андрианов. Заключается она в допуске в экспортную трубу газа сторонних производителей. “Роснефть” уже сейчас готова поставлять в трубу “Северного потока-2” 10 млрд кубометров газа в год. В плюс такого варианта можно записать, что у “Роснефти” уже есть соглашение на поставки газа с британской BP. Рабочий контракт не получается подписать из-за отсутствия у компании доступа к экспорту газа.

По мнению Андрианова, объем 10 млрд кубометров, конечно, не решает проблему 50-процентного заполнения “Северного потока-2” альтернативным (то есть не принадлежащим “Газпрому”) газом, но ресурсные возможности “Роснефти” не ограничиваются этим количеством.

Эксперты считают, что газовые котировки продолжат держаться на высоком уровне – выше 450 долларов за тысячу кубометров

Компания в этом году запустила свой крупнейший проект “Роспан” с годовой добычей порядка 21 млрд кубометров газа. В первом квартале была введена в опытно-промышленную эксплуатацию первая очередь проекта, к концу года будет запущена вторая очередь, что приведет к значительному росту добычи в 2022 году. Также в стадии активной реализации находится газовый проект Харампур. Компания планирует запустить его в конце 2022 года с выходом на полку 11 млрд кубометров газа в 2023 году. Кроме этого есть еще газовые ресурсы у “НОВАТЭКа”, “ЛУКОЙЛа” и “Сургутнефтегаза”, которые также не имеют доступа к экспортной трубе.

“Роснефть” готова платить повышенный налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) – около 5 тысяч рублей за тысячу кубометров газа. Для бюджета это означало бы до 37 млрд рублей дополнительных доходов при экспорте 10 млрд кубометров в год. Если же экспортные поставки вырастут, компания планирует обеспечить бюджету до 150 млрд рублей доходов дополнительно. В целом реализация этой инициативы может ежегодно приносить бюджету до 1,3 трлн руб. дополнительных доходов. Практически это та сумма, которую сегодня теряет Россия из-за недопуска в трубу независимых производителей газа, отмечает Андрианов.

Здесь нужно обратить внимание, что эти расчеты привязаны к сегодняшним рекордным ценам на газ на спотовом рынке – по контрактам, предусматривающим срочную доставку и оплату товара. Эти цены могут измениться как в большую, так и в меньшую сторону, а с ними вместе вырасти или снизиться доходы российского бюджета. Сейчас эксперты сходятся, что газовые котировки продолжат держаться на высоком уровне – выше 450 долларов за тысячу кубометров, хотя и отойдут от рекордных значений.

Еще одним вариантом решения проблемы может стать переход или выкуп права собственности отрезка трубопровода в экономической зоне стран ЕС третьей стороной. В этом случае “Газпром” перестанет быть владельцем трубы, где действуют законы Европы. Но это юридическая уловка, на которую в мире отреагируют соответствующим образом. Особенно старые, проверенные противники “Северного потока-2” – Украина, Польша, страны Прибалтики и США, которые уже сейчас рассматривают дополнительные санкции против российского проекта.

Поэтому наиболее перспективен вариант с допуском к экспортной трубе других компаний. Это будет соответствовать общемировому тренду – снятию искусственных ограничений по входу на рынок, на доступ к инфраструктуре, экспорту и импорту газа. В конце концов, именно либерализация газовой отрасли в США сформировала необходимые предпосылки для сланцевой революции, превратившие США в крупнейшего производителя и экспортера газа в мире. К тому же о допуске к экспорту газа разных компаний в нашей стране говорится уже достаточно давно.

Присутствие на европейском газовом рынке разных российских компаний станет серьезным доводом против возможного возобновления экспансии американского сжиженного природного газа (СПГ).

Будет ли в России расти производство нефти Текст: Сергей Тихонов В первой половине сентября в России в день добывалось 1,458 млн тонн нефти и газового конденсата в день против 1,425 млн тонн в августе. Такую статистику приводит ТАСС со ссылкой на данные ЦДУ ТЭК. Если перевести это в баррели, то получается, что в России в сентябре ежедневно производится 10,6 млн баррелей. При этом агентство Bloomberg опубликовало данные, по которым добыча нефти в нашей стране практически не растет с весны этого года, несмотря на ослабление условий сделки ОПЕК+.

По ее условиям наша страна в сентябре может выйти на уровень добычи в 9,7 млн баррелей в день без газового конденсата, который для России не учитывается в параметрах сделки. Доля газового конденсата в общероссийском производстве нефти колеблется от 7 до 9%, или 750-900 тыс. баррелей в сутки, в зависимости от сезона. Вычитая из официальных данных по добыче в сентябре приблизительное количество произведенного газового конденсата, мы выходим на искомый уровень, определенный сделкой ОПЕК+. Казалось бы, не о чем волноваться, но все же это не так.

К концу 2022 года Россия имеет право выйти на уровень добычи в 11,5 млн баррелей в сутки, не считая производства газового конденсата. При этом максимальный уровень добычи в нашей стране был достигнут в 2019 году – 11,25 млн баррелей в сутки, и это с учетом газового конденсата. В генсхеме развития нефтяной отрасли, принятой правительством в этом году, даже в самом оптимистичном сценарии производство только нефти в нашей стране на пике, который ожидается в 2028-2029 году, не дотянет до 11,5 млн баррелей в сутки. Максимально возможный ожидаемый уровень добычи – 590 млн тонн. Для сравнения, в 2019 году было произведено 560 млн тонн нефти и газового конденсата.

“Самое печальное во всей этой истории, что сейчас в России взят курс на скорейшую монетизацию доступных для разработки нефтяных запасов”, – говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. По его мнению, мы могли бы увеличить добычу в будущем, но стараемся изо всех сил получить максимальную сиюминутную прибыль, не обращая внимания на возможные негативные последствия. Связано это с тем, что победила точка зрения о скором конце нефти как востребованного товара. Причем никаких фактических подтверждений этой концепции, за исключением спада потребления в период пандемии в 2020 году, нет. В результате мы можем лишиться будущих потенциальных доходов и потерять значительную долю рынка, отмечает эксперт.

Чем больше надежд на зеленую энергию, тем выше цены на ископаемые углеводороды

Львиная доля нефти тратится на производство автомобильного топлива и авиакеросина. В отношении последнего никаких серьезных заменителей пока так и не придумано. Что касается развития электротранспорта, то его перспективы выглядят впечатляющими пока только на бумаге. Рынок электромобилей быстро растет, в 2020 году он увеличился на 5%, но только мало кто вспоминает, что после этого его доля в мире составила всего 4,2%. Даже сохраняя темпы прироста, они не завоюют мир в ближайшее десятилетие. А, например, с учетом подорожания электричества в этом году в основном регионе распространения электрокаров – в Европе, прирост может и замедлиться.

Значительная часть новых крупных месторождений находится на Арктическом шельфе, который при нынешних ценах на нефть относят к бесперспективным проектам

В России же почему-то возобладала точка зрения, что уже к 2035 году нефть будет никому не нужна. Хотя мир неоднороден и помимо богатой Европы, есть еще страны Азии, Латинской Америки, Африки, которые развиваются и совсем не готовы резко переходить на дорогостоящие новомодные энергоресурсы. Хитрые США, на словах поддерживающие “зеленую энергетику”, за последние 10 лет нарастили добычу нефти в 10 раз. По всем прогнозам, производство здесь будет расти, но мы предпочитаем отказываться от того, что нам даровано природой, в лучших условиях и в больших объемах, чем в Америке.

Основная проблема последних лет, не позволяющая увеличить добычу нефти в России, – условия сделки ОПЕК+, а в долгосрочном периоде – исчерпание легкодоступной нефти, считает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков.

Если суммировать то, что было сделано в последние годы в отношении нефтедобычи в России, то это рост налогового бремени. Бытует мнение, что нефтяники получают сверхприбыли, из-за них растут цены на бензин и соответственно дорожают все другие товары. Но только после последней реформы налогообложения отрасли в 2020 году бюджет получит за пять лет 650 млрд рублей. Они не возьмутся из кармана нефтяных магнатов, их изымут из производственного процесса.

В России с нефтью не так хорошо, как с газом. Большинство новых крупных месторождений считаются труднодоступными со сложной геологической структурой. Значительная часть их находится на Арктическом шельфе, который при сегодняшних ценах на нефть относят к бесперспективным проектам. При этом Норвегия, которая громогласно объявляет о конце эры нефти, вкладывает в арктические участки миллиарды долларов, а мы в лучшем случае занимаемся разведкой новых участков. Если тенденция продолжится, у России есть все шансы потом говорить об упущенных возможностях, а такого сценария хотелось бы избежать.

Спрос на уголь растет вопреки "зеленой" повестке Текст: Сергей Тихонов Застой ветровой генерации из-за продолжительного штиля в Северном море и рекордный рост цен на газ резко увеличили спрос на уголь в Европе. Не помогает даже то, что угольная генерация облагается высоким углеродным сбором, увеличивающим ее стоимость. На выходе сейчас она оказывается дешевле газовой.

Чем больше надежд на зеленую энергию, тем выше цены на ископаемые углеводороды

Масла в огонь подливает экономический рост после спада 2020 года. Увеличение спроса на электроэнергию и сталь (для ее производства нужен уголь) привели к тому, что цена на уголь за год выросла более чем в два раза, в Европе она достигла 167 долл. за тонну. Причем эксперты отмечают, что предложение не успевает за спросом.

В минэнерго “РГ” рассказали, что в первой половине 2021 года общий экспорт угля составил 107,3 млн тонн, что на 9,8% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Поставки российского угля в страны Европы за январь – июнь 2021 года выросли на 2,4%, до 22,5 млн тонн. В ведомстве подчеркнули, что в Европе спрос на уголь увеличивается из-за роста цен на другие энергоносители, а также нехватки “зеленых” мощностей генерации и их недостаточной надежности. Основное увеличение экспорта обусловлено ростом поставок в страны АТР с 55,41 млн до 60,43 млн тонн, также вырос спрос на российский уголь в странах Африки с 3,52 млн до 4,79 млн тонн и Центральной и Южной Америки – с 1,26 млн до 2,12 млн тонн, уточнили в минэнерго.

При этом наибольший рост мировых цен на газ пришелся на июль, август и первую половину сентября.

Цель Евросоюза достичь углеродной нейтральности пока не изменилась. Более того, Германия – крупнейшая экономика Еврозоны и страна, активно использовавшая угольную генерацию и добывавшая уголь, хочет стать углеродно-нейтральной уже к 2045 году. Консалтинговая компания McKinsey оценила выполнение этих планов Германией в 6 трлн евро или в 240 млрд евро в год – около 7% ВВП страны.

Как ни странно, эти “зеленые” планы могут сыграть на руку нашей угольной отрасли. С 2018 до 2020 год объем потребления угля в Европе был сокращен на треть, а добыча угля сократилась на 80% с 1990 года. В связи с тем, что темпы снижения добычи угля значительно превышают темпы декарбонизации экономики, можно ожидать, что в ближайшем будущем экспорт российского угля в страны ЕС значительно не упадет, считает эксперт группы по оказанию услуг в области устойчивого развития “Делойт” в СНГ Григорий Грапендаал.

По его мнению, в связи с высокими ценами на газ и высокий спрос на электроэнергию, объем потребления угля в Европе может вырасти на горизонте нескольких лет. Однако в долгосрочной перспективе стоит учитывать амбициозность планов по декарбонизации экономики ЕС и ожидать снижения объемов экспорта.

Как за 50 лет Европа попала в газовую ловушку Текст: Сергей Тихонов Энергетический кризис, случившийся в этом году в Европе, заставил не только с большей осторожностью отнестись к наполеоновским планам по переходу к “зеленой экономике”, но и вспомнить о причинах произошедшего. И дело здесь не только в “Северном потоке-2”. Его запуск в начале 2020 года, наверное, снизил бы масштабы сегодняшних проблем ЕС, но не помог бы их полностью избежать.

Чем больше надежд на зеленую энергию, тем выше цены на ископаемые углеводороды

Уже почти 50 лет страны Европы в отношениях с Россией в сфере энергетики находятся под давлением США и принимают многие решения, игнорируя экономические факторы и собственную выгоду. В качестве примера можно вспомнить о нереализованных или урезанных по политическим причинам проектах газопроводов из России в Европу, мощности которых почти в два раза превышают возможности еще незапущенного “Северного потока-2” (55 млрд кубометров в год). История не терпит сослагательного наклонения, но российского газа в Европе могло быть значительно больше еще в конце прошлого столетия.

Поднявшиеся сейчас до неприличного уровня цены на газ, уголь и электричество стали неподъемными даже для бизнеса и населения стран Европы, считающихся самыми богатыми и экономически развитыми в мире. Во многом, да, так совпало – пандемия, рост экономики после нее, холодная зима, жаркое лето и плохая погода для ветровой генерации. А если бы еще в Исландии проснулся какой-нибудь вулкан и выбросил гору пепла, закрывшего солнце? В Европе бы перешли на свечи и гужевой транспорт?

Первый российский газ попал в Европу еще в 40-х годах XX века. Но о серьезных поставках и соответственно газопроводах большой мощности речь зашла только в 1960-х. Понятно, что СССР старался в первую очередь обеспечить энергоресурсами страны социалистического лагеря, но уже в 1968 году начались поставки в Австрию и переговоры об экспорте газа со странами Западной Европы – Западной Германией, Италией и Францией. К началу 80-х годов заработал газопровод “Союз” мощностью 26 млрд кубометров, а поставки российского газа в Европу выросли почти до 60 млрд кубометров в год. И тогда же США начинают противодействовать нашим экспортным газовым проектам.

Самый яркий пример – знаменитый советский газопровод “Уренгой – Помары – Ужгород”, построенный в 1983 году. Он должен был состоять из двух ниток, а совокупная мощность превышать 60 млрд кубометров в год, но вместо этого была построена лишь одна нитка (32 млрд кубометров в год). Причиной стало вмешательство США, применивших санкции против газопровода и участников его строительства в 1981 году. Тогда еще ничего не слышали о “зеленой” повестке, и как альтернативу газопроводу из Советского Союза США предлагали странам Европы завалить их дешевым американским углем.

Выступая против газопровода, американцы лоббируют прокачку газа через Украину

Аналогия с “Северным потоком-2” напрашивается самая прямая, только теперь вместо угля Европе предлагался сжиженный природный газ (СПГ). Причем в обоих случаях свое обещание США не выполнили. В 1980-х американский уголь отправился на внутренний рынок и в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). На него же в наше время идут основные поставки СПГ из США, поскольку рынок стран АТР считается премиальным по отношению к Европе. Также США наращивают экспорт СПГ в Латинскую Америку, а Европе достаются только остатки.

В начале 80-х годов американцы заблокировали поставки в СССР высокотехнологичного оборудования и активно давили на европейцев в сфере кредитования советских проектов. Они пытались получить право отменять все сделки европейцев с нашей страной. Причем особо должны были рассматриваться все контракты, превышающие 100 млн долларов.

В результате газопровод все равно был построен, но частично на отечественном оборудовании. Хотя изначально планировалось, что трубы и компрессорные станции будут только иностранного производства.

По иронии судьбы, сейчас американцы, выступая против “Северного потока-2”, лоббируют продолжение прокачки российского газа в Европу через территорию Украины, то есть в том числе по маршруту “Уренгой – Помары – Ужгород”..

Еще один крупный проект по поставкам российского газа в Европу, который был остановлен под нажимом США – “Южный поток”. Это уже случилось совсем недавно в 2014 году. Мощность газопровода должна была составить 63 млрд кубометров (достаточно, чтобы закрыть треть годовых потребностей в газе стран Южной Европы). Против него США не пришлось вводить санкции, хватило дипломатического давления на Еврокомиссию и Болгарию, которые тянули с выдачей разрешений на строительство газопровода. В результате от проекта отказалась сама Россия, а пострадали жители стран Центральной и Южной Европы.

В завершение стоит сказать несколько слов о причинах такой нелюбви США к российским газопроводам. На поверхности лежит политический фактор. Любой российский экспортный энергетический проект увеличивает влияние нашей страны. В данном случае, в Европе, которую Америка давно рассматривает в качестве вернейшего, хоть и не совсем покорного вассала в Восточном полушарии.

Но есть и экономические причины. Дешевые энергоресурсы, которые Россия поставляет на Запад – это экономический рост, повышение уровня жизни, низкая инфляция и увеличение конкурентоспособности выпускаемых товаров. Суммарный дефицит торгового баланса США в 2020 году составил 916 млрд долларов, из которых на Европу пришлось 183 млрд долларов (больше только на Китай – 295 млрд долларов). Российские энергоресурсы могут дать дополнительный стимул Европе для нового витка экономического развития, а США совсем не нужен союзник, который по силам сравняется с ними или даже обгонит Америку.