Почему в Европе выросли цены на газ, и кто в этом виноват

Поведение биржевых цен на газ в Европе в этом году больше подошло бы котировкам акций какой-нибудь сомнительной финансовой пирамиды, а не солидному товару. С 10 по 22 декабря цены поднялись почти на 90% с 1158 долларов до 2180 долларов за тысячу кубометров, а потом за один день, 23 декабря, упали до 1200 долларов. Причина таких скачков котировок кроется в неудачной реформе газового рынка Европы, которая началась больше 10 лет назад. Заключалась она в увеличении до максимума доли спотовых контрактов (быстрая покупка и оплата определенного количества газа на бирже с оговоренной датой поставки) и постепенном отказе от долгосрочных контрактов.

Цели реформы достигнуты. Более половины потребляемого Европой газа импортируется по спотовым контрактам. То есть поставки зависят не только от желания потребителя купить газ, но и поставщика – продать газ. Сейчас на бирже предложение газа ограничено. А ведь после отказа от угля, это главный ресурс европейских стран для генерации электричества. Неуправляемый рынок для такого продукта несет повышенные риски для всей экономики Европы, что и произошло в этом году.

Сегодняшние 1200 долларов – тоже запредельная цифра, всего год назад газ торговался по 240 долларов за тысячу кубометров, и это считалось его экспортерами очень неплохой ценой. Каждый день из Европы приходят сообщения о закрытии каких-то компаний из-за высоких цен на электроэнергию. По долгосрочным контрактам с Европой сейчас работает "Газпром", алжирская компания Sonatrach и несколько игроков поменьше. Российская компания все свои обязательства по контрактам выполнила и уже поставила в Европу больше газа, чем в прошлом году. Так откуда же взялись рекордные цены на бирже?

Самое главное, что дефицита газа в Европе нет. Приходят новости о рекордном отборе газа из подземных хранилищ (ПХГ), но они связаны не с холодной погодой и с повышенными потребностями предприятий в газе, а с высокими ценами на него. Максимальный отбор газа из европейских ПХГ произошел 21 и 22 декабря (1,4 млрд кубометров), когда цены на него взлетели выше 2000 долларов, а погода, например, в Германии и Нидерландах была плюсовая. То есть крупные компании, имеющие запасы в ПХГ, совсем не стремятся покупать газ по рыночным ценам, а просто выкачивают его из своих хранилищ. И не факт, что дальше они не продают его через биржу. Прибыль-то можно получить гигантскую. А там газ покупают средние и мелкие предприятия, которые оказываются на грани банкротства из-за таких цен.

Кроме этого, как отметил доцент Финансового университета при правительстве РФ Валерий Андрианов, на фоне пандемии правительства многих стран влили в экономику огромный объем ничем не обеспеченных денежных средств (так называемые вертолетные инвестиции). В отсутствии иных высоколиквидных направлений инвестиций часть средств попала и на газовую биржу и приняла участие в этих спекуляциях "голубым топливом".

В европейских ПХГ сейчас больше 60 млрд кубометров газа. В год Евросоюз потребляет чуть более 400 млрд кубометров. Даже без учета продолжающихся поставок газа из разных стран и собственной добычи, только существующих запасов хватит на два зимних месяца.

При этом, в Европе в росте цен одни обвиняют "Газпром", ожидающего рекордную прибыль, другие – безветренную погоду, остановившую ветряки в Северном море, третьи – нехватку сжиженного природного газа (СПГ) из-за повышенного спроса на него в Азии, четвертые – механизм биржевых торгов и спекулянтов.

Но "Газпром" газ через европейские биржевые площадки в этом году почти не продает. Ветряки, конечно, подвели европейскую энергетику, но их простой был уже компенсирован ростом поставок угля, газа и мазута. Азиатский же рынок для СПГ всегда был премиальным, а биржевые торги газом в прошлом приводили к снижению цен, а не к их росту.

То есть дело в регулировании газового рынка. По мнению замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексея Гривача, переход к спотовым газовым контрактам в ЕС произошел в конце нулевых. Однако апофеоз произошел в последние 5-6 лет, когда в большинство долгосрочных контрактов были внесены изменения, привязавшие цены к хабам (газораспределительный центр к которому привязана биржевая торговля – РГ). Финальный аккорд был после урегулирования антимонопольных претензий ЕК к Газпрому и подписания соответствующих корректировок в договоры на поставку газа (привязавших цены долгосрочных контрактов к биржевым котировкам – РГ).

Сейчас эта привязка сработала в интересах "Газпрома". Виновата ли в этом российская компания7 Конечно же, нет. Воспользовалась ли она ситуацией? Конечно же, да. Никаких обязательств по заполнению ПХГ в Европе "Газпром" не имеет, как и по продаже дополнительных объемов газа через европейские биржевые площадки.

Рост цен на газ на бирже в Европе – это прямой результат реформы европейского газового рынка, нацеленной как раз на развитие фьючерсной торговли и отказ от долгосрочных контрактов, считает Андрианов. Европа долго боролась за свободное ценообразование. И нынешние запредельные газовые котировки – это как раз закономерный итог такой борьбы. На фоне крайне холодной погоды в России 22 декабря был зафиксирован исторический максимум потребления электрической мощности – 159484 МВт. Соответственно, это требует дополнительных объемов газа для обогрева жилых и производственных помещений. Поэтому неудивительно, что "Газпром" был вынужден временно отказаться от перекачки газа по газопроводу "Ямал – Европа" (это называют одной из главных причин роста биржевых цен на газ в ЕС выше двух тысяч долларов за тысячу кубометров – РГ), подчеркивает эксперт.

Никаких жалоб со стороны клиентов "Газпрома" нет, контракты выполняются вплоть до последней закорючки, а в остальном это свободный рынок, как и хотела Еврокомиссия, считает Гривач. По его мнению, сейчас рынок явно недостаточно обеспечен твердыми обязательствами по поставкам, но винить, кроме себя европейцам некого.